Общественный интерес как основной критерий в решении этических дилемм и юридической защиты СМИ

1 месяц назад
Медиакритика
Интернет

Каждый день журналисты, а теперь уже и пользователи социальных сетей решают этические дилеммы: стоит ли публиковать или «репостить» новость о личной жизни известного или неизвестного широкой общественности человека, его или ее детей, стоит ли указывать личные данные, такие как адрес, медицинский диагноз, личную переписку и любую другую информацию без разрешения вовлеченных людей.

Журналисты, блогеры и пользователи социальных сетей, правда реже, сталкиваются с выбором: переступить через границы частной жизни, распространив важные для общества сведения, или оградить себя от возможных претензий и разбирательств. Или опубликовать не совсем важную для общества информацию о частной жизни человека без его или ее разрешения, но при этом привлечь дополнительную аудиторию на свой ресурс. Риск нарушения права на неприкосновенность частной жизни преследует всех, кто работает с информацией о людях. И ответственность может наступить самая разная: уголовная, административная, гражданско-правовая. Об ответственности я расскажу в другом блоге.

В этом же блоге я попытаюсь рассказать о том, какими критериями нужно руководствоваться при принятии решений о распространении информации о личной жизни, и как наиболее верно и справедливо подойти к решению этических и юридических дилемм.

Понятие частной или личной жизни недостаточно точно отражено в кыргызском законодательстве. В английском языке есть термин privacy, который охватывает все стороны частной жизни и является всеобъемлющим понятием.

В международной практике любые судебные процессы о нарушении неприкосновенности частной жизни, вторжении в частную жизнь рассматриваются через призму «общественного интереса». Общественный интерес (Public Interest) – даже в англоязычных источниках не имеет какого-то точного определения, но понимается как «благосостояние широкой общественности, интерес большинства против эгоистического интереса одного человека, группы, компании и т. д. Во многих документах, регулирующих медиаправо в западных странах, так и указано, что определенность термина «общественный интерес» лишит в том числе судей, в нашем случае журналистов и других заинтересованных людей возможности более широкой трактовки данной концепции и ограничит таким образом право на свободу слова при принятии решений.

Однако в законодательстве разных стран существуют списки, которые включают примерно следующий неисчерпывающий перечень вопросов, представляющих общественный интерес: свобода выражения мнений; свобода СМИ проводить расследования, информировать и комментировать вопросы, представляющие общественный интерес и важность; открытое правосудие; общественное здравоохранение и безопасность; национальная безопасность; предупреждение и выявление преступлений, включая мошенничество, а также экономическое благосостояние страны. Российское законодательство определяет «общественный интерес» как «потребность общества в обнаружении и раскрытии угрозы демократическому правовому государству и гражданскому обществу, общественной безопасности, окружающей среде».

В судебных процессах и при решении журналистских этических дилемм стоит сложная задача найти баланс между двумя конкурирующими конституционными правами: правом гражданина на неприкосновенность частной жизни и правом СМИ на распространение информации, а также нашим правом на свободу выражать мнения. Весы правосудия будут склоняться в ту или иную сторону с учётом нескольких важных обстоятельств. Представили ли журналисты или блогеры обществу значимую для них информацию или просто подогревали их любопытство подробностями личной жизни человека? О ком была распространена информация: о рядовом гражданине или об известных людях, так называемых публичных фигурах? Как была получена информация: из социальных сетей, при сьемке в общественном месте или в закрытом помещении, в собственном доме, передана надежным источником, анонимом и т.д.? Информация должна быть добыта законными способами и максимально этично.

Большая часть международного законодательства разных стран дает право распространять сведения о частной жизни граждан при наличии общественного интереса. Никаких других границ и рамок в нем не очерчено. Профессиональные этические стандарты также говорят о цели защиты общественного интереса как единственном возможном основании распространения информации о частной жизни людей в СМИ и посредством социальных сетей. Таким образом, и закон, и этические стандарты дают журналистам право публиковать сведения о частной жизни (персональные данные, изображения) без разрешения самих героев публикаций в случаях, если преследуется цель защиты общественного интереса. Однако медиаюристы разных стран ежедневно сталкиваются с проблемой доказательства, что опубликованная информация была общественно значимой, и в данном конкретном случае, важнее данные сведения опубликовать, а не защитить частную жизнь отдельно взятых людей.

Гульнура Торалиева