МЕДИАКРИТИКА статьи газеты «Республика» о «контрабанде в «Манасе»

6 месяцев назад
Медиакритика

Газета «Республика» опубликовала журналистское расследование в трех частях про логистические компании. Издание утверждает, что руководство одной из них связаны с известными политиками Кыргызстана. 

В качестве доказательной базы редакция использовала письмо одной из сторон коммерческого конфликта премьер-министру КР, постановление о возбуждении уголовного дела, аудит частной аудиторской компании, проведенный по заявке ГКНБ, внутренние документы коммерческих организаций, а также личные фотографии и видео. 

Factcheck.kg, в рамках работы по медиакритике, обратила внимание на нарушение этических норм в написании текста статей. 

Заголовок 

Заголовок является важной частью журналистского материала. Начиная с заглавия читатели получают первую информацию о статье. Заголовок задает настроение читателя. 

Части расследования имеют общее название «Контрабанда в аэропорту «Манас» сменила «крышу»?» со знаком вопроса. 

Является ли заголовок утверждением?

Багамова А.Р. в своей работе «Газетный заголовок как средство речевого воздействия» отмечает, что в большинстве случаев заголовки журналиста с вопросительным знаком риторические и соответственно являются утверждением. Для более точного ответа необходимо уточнить две детали:

  1. Оправдан ли знак вопроса в предложении? В данном случае постановка знака вопроса не оправдана. Вопросительное предложение выглядело бы так: Сменила ли «крышу» контрабанда в аэропорту «Манас»?

  2. Отвечает ли журналист на вопрос? В материале газеты неоднократно утверждается, что это контрабанда и называются политики, которые по утверждению газеты являются «крышой». 

Соответственно заголовок мы можем рассматривать как утверждение. 

Само обвинение в контрабанде и коррупции до приговора суда является нарушением статьи 13 Этического кодекса журналиста. Она гласит: «Освещение судебных процессов должно быть непредвзятым к обвиняемым. Журналист не может называть человека преступником до соответствующего решения суда. При создании материалов журналисту необходимо воздержаться от обнародования фамилий и имен, фотографий людей, подозреваемых в преступлениях, за исключением тех случаев, когда они являются известными личностями, сами раскрывают свою идентичность или в ситуациях, предусмотренных законодательством».

Использование тюремного жаргона «крыша» носит эмоционально-оценочный характер по отношению к героям статьи. Эмоционально-оценочные утверждения – один из элементов манипуляций текстом. 

Язык унижения, оскорбления – инвективная лексика 

В статьях журналист использует инвективную лексику. Она используется в следующих целях:

  1. Отрицательное оценочное изложение;

  2. Стремление понизить статус адресата. 

В судебной лингвистической экспертизе во многих странах используют понятие инвективной лексики, юридически оскорбление в отношении адресата в публичном пространстве приравнивается к мелкому хулиганству. 

В законодательстве Кыргызстана в нормативно-правовых актах не используется это понятие. Но есть другие смежные нормы – такие как нанесение урона чести и достоинства. 

Согласно определению центра экспертиз при Институте судебных экспертиз и криминалистики (Россия) инвективная лексика — это слова и выражения, заключающие в своей семантике, экспрессивной окраске и оценочном компоненте содержания интенцию (намерение) говорящего или пишущего унизить, оскорбить, обесчестить, опозорить адресата речи или третье лицо, обычно сопровождаемое намерением сделать это в как можно более резкой и циничной форме. 

Инвективная лексика в статьях «Контрабанда в аэропорту Манас сменила «крышу»?» присутствует в следующих цитатах:

  • Странные оправдания, не правда ли? 

  • Не зря в народе говорят: не трогай дерьмо — не будет вонять.

  • Честно говоря, из содержания этого сумбурного послания мы так и не поняли, как подтвержденная документами информация об участии аффилированных с Токтосуновым компаний в сомнительных операциях могла обидеть его?

  • А пока гражданин Токтосунов приводит в порядок расстроенные чувства... 

  • Какие интересы объединяли бывшего премьера Сапара Исакова, президента «Манас Менеджмента» Асана Токтосунова и председателя правления «Росинбанка» Ваагэна Ншанян, которые с удовольствием вместе позировали для истории в столь пикантном виде?

  • Учитывая то, что гражданин Токтосунов выбрал эпистолярный жанр общения с нашей редакцией, мы тоже хотим публично задать ему несколько вопросов. Надеемся, что это не заденет его нежного достоинства, и он с легкостью на них ответит:

  • А теперь хотелось бы вернуться к гневному письму президента «Манас Менеджмента», оскорбленного в его лучших чувствах.

  • Не связаны ли завышенные цены на бортпитание в аэропорту «Манас» с Вашей ненасытностью?

  • Надо не удивляться, а просто поставить на место компанию – монополиста вместе с ее обнаглевшим руководителем, тогда и цены на билеты снизятся. 

  • Как «Манас Менеджмент» стал дойной коровой Токтосунова?

  • Каждый пассажир, кое-как накопивший на авиабилет, поучаствовал в формировании финансового благосостояния гражданина Токтосунова!

  • Но и этого ему оказалось мало! По условиям договора от 24 мая 2007 года и согласно решениям Совета директоров, Токтосунов должен самостоятельно и за свой счет оплачивать любые налоги, сборы, страховые взносы с выплачиваемого ему вознаграждения. Но жадность Токтосунова оказалась сильнее.

    Презумпция невиновности

Как мы отмечали выше статья 13 Этического кодекса журналистов запрещает называть человека преступником до соответствующего решения суда. 

«Освещение судебных процессов должно быть непредвзятым к обвиняемым. Журналист не может называть человека преступником до соответствующего решения суда».

Но в данном случае автор статей пренебрег нормой. В тексте есть прямые обвинения и утверждения на основе предположений и данных незавершенного уголовного дела. 

Автор материалов пишет в утвердительной форме еще до решения суда.

Примеры из текста, нарушающие принцип презумпции невиновности (цитаты): 

  • Нам удалось найти документы, которые подтверждают факт вывода денег из «Росинбанка». Так, в 2017 году некое ОсОО «Сэттори Плюс», аффилированное с акционером этого банка Токтосуновым, получило кредит в сумме 109 млн. сом, однако деньги не вернуло. Из-за дыры в балансе «Росинбанка», вызванного выводом средств, Нацбанк был вынужден направить на его спасение более миллиарда сом.

  • Складывается впечатление, что ОсОО «Сэттори Плюс» и не собиралось его возвращать

  • В конечном итоге все выглядит так, что акционер «Росинбанка» Токтосунов А.И., понимая, что его акции ничего не стоят, просто-напросто вывел из банка 1,5 млн. долларов США

  • Выходит, что не только контрабанда в аэропорту «Манас» сменила крышу, но и в «Росинбанке» тоже?

  • Складывается впечатление, что кто-то не хочет менять накатанное.

  • Журналистам удалось выяснить не только организаторов контрабанды, но и их высокопоставленных друзей-покровителей

  • Только пока складывается ощущение, что наш антимонопольный комитет ослеп.

  • Наладили схему контрабандного ввоза авиагрузов путем занижения их веса;

  • А пока складывается впечатление, что схемы, по которым проходит контрабанда через Кыргызстан, просто обрела новых высокопоставленных покровителей;

  • Как говорят в кулуарах, нынешний премьер поддерживает их по просьбе своего родственника Эрмека Усубалиева

  • По нашему мнению, с учетом всех нарушений, ставших достоянием гласности, Токтосунов должен быть не только с позором уволен, но и привлечен к уголовной ответственности;

  • В результате, Токтосунов получил огромные возможности для масштабных злоупотреблений при осуществлении закупок.

  • Злые языки говорят, что фактическим хозяином Dayton Indastrial является Асан Токтосунов.

  • Настораживает другое: Асан Токтосунов и Эрик Акматов бахвалятся тем, что после ареста Сапара Исакова им удалось заручиться поддержкой со стороны действующего премьер-министра М.Абылгазиева и зам. руководителя Аппарата Президента А.Салиева, которые, якобы, «вошли в их положение» и обещали «защитить от правоохранительного произвола».

  • Абсолютно типичные примеры коррупции, изобилующие многочисленными фактами и подтвержденные документами, были опубликованы в двух материалах нашей газеты за №3 и №5 в феврале этого года.

Частная и интимная жизнь

Статья 11 этического кодекса журналистов КР: «В своей работе журналист должен с уважением относиться к частной и интимной жизни каждого человека. Вторжение в частную и интимную жизнь допустимо в тех случаях, когда действия героя материала имеют социальное значение или представляют интерес для общества. Перед обнародованием подобных материалов журналист должен проверить, не будут ли при этом затронуты права третьих лиц».

В материалах была использована фотография и видео из личного архива, на которых видны не только заранее обвиненные объекты статьи, но и другие люди. 

Фотография служит косвенным доказательством возможной «коррупции». В то время как видео ничего не доказывает и выставлена лишь для того, чтобы показать объекта статьи в невыгодном свете. При этом частная видеосъемка затрагивает права третьих лиц, присутствовавших на мероприятии. 

Факты и мнения должны быть отделены 

Этический кодекс журналиста КР 10 статья: «Факты, суждения и предположения должны быть четко отделены друг от друга».

Перемешивание мнения журналиста с фактическим материалом характерно для журналистики советского периода. Но на сегодняшний день выработаны международные стандарты журналистики. Мнение журналиста должно быть отделено от фактов. В рубрике авторская колонка допустимо собственное мнение автора. Но рассматриваемая серия статей опубликована не в рубрике «Блоги» или «Колонка», а позиционируется как журналистское расследование. Соответственно, мнение автора по международным стандартам должно быть отделено от основного материала, иначе это является нарушением этических норм.

Манипуляции 

В тексте статей также использованы некоторые методы манипуляции. Предоставляя слово только одной стороне конфликта, редакция использует метод манипуляции, известный как «перспектива»

«Освещая какой-либо конфликт, «независимые» СМИ дают слово только одному участнику и фактически играют на его стороне, создавая одностороннюю перспективу», - из Энциклопедии методов пропаганды, Виктор Сороченко.

В заголовках и тексте также встречаются примеры использования метода пропаганды, именуемого «повторение» - неустанное повторение одних и тех же утверждений, чтобы к ним привыкли и стали принимать не разумом, а на веру. 


Вывод: 

  1. Статьи «Контрабанда в аэропорту «Манас» сменила «крышу»?» нарушают следующие требования закона КР «О защите профессиональной деятельности журналиста»: 

  • статью 6 «Не  допускается использование установленных настоящим Законом прав  журналиста в целях сокрытия или фальсификации  общественно-значимых  сведений, распространения слухов под видом  достоверных сообщений»;

  • статью 7 «Предоставлять объективную информацию», «Придерживаться принципа презумпции невиновности, уважать права и свободы, честь и достоинство личности».

2. Нарушены несколько статей Этического кодекса журналиста КР. В частности:

  • статья 10 «Факты, суждения и предположения должны быть четко отделены друг от друга»;

  • статья 11 «В своей работе журналист должен с уважением относиться к частной и интимной жизни каждого человека. Вторжение в частную и интимную жизнь допустимо в тех случаях, когда действия героя материала имеют социальное значение или представляют интерес для общества. Перед обнародованием подобных материалов журналист должен проверить, не будут ли при этом затронуты права третьих лиц»;

  • статья 13 «Освещение судебных процессов должно быть непредвзятым к обвиняемым. Журналист не может называть человека преступником до соответствующего решения суда. При создании материалов журналисту необходимо воздержаться от обнародования фамилий и имен, фотографий людей, подозреваемых в преступлениях, за исключением тех случаев, когда они являются известными личностями, сами раскрывают свою идентичность или в ситуациях, предусмотренных законодательством. 

  1. В материалах использована инвективная лексика (оскорбляющая и унижающая достоинство героев статьи), что нарушает нормы законодательства КР.

  2. В тексте использованы тюремный жаргон и манипуляции.