МЕДИАКРИТИКА: поддержка закона «о фейках» строится на пропаганде. Разбор сюжета Ала-Тоо 24 - Factcheck
Избранное Медиакритика ТВ

МЕДИАКРИТИКА: поддержка закона «о фейках» строится на пропаганде. Разбор сюжета Ала-Тоо 24

15.06.2020

МЕДИАКРИТИКА: поддержка закона «о фейках» строится на пропаганде. Разбор сюжета Ала-Тоо 24

Проблема законодательного регулирования распространения в Интернете ложной и недостоверной информации стоит перед большинством стран мира. Кыргызстан не является исключением. 14 мая на сайте Жогорку Кенеша на общественное обсуждение был вынесен законопроект «О манипуляции информацией». Его инициатором стала депутат Гульшат Асылбаева. Мало того, что в самом документе и справке-обосновании содержится немало манипуляций и даже лжи, еще и государственные телеканалы решили поддержать законопроект, используя методы манипуляции. Разбираемся, что не так в сюжете Ала-Тоо 24.

Анонимный авторитет«фейковые новости буквально, говорят, заполонили мир» — вместо того, чтобы привести цитату исследователей медиапространства и реальные данные распространения фейковых новостей в мире, журналист использует обезличенное «говорят».

Полуправда «к примеру в России <…> физические лица могут быть оштрафованы на 400 тысяч рублей» — так как журналист не указывает точную статью Кодекса, то под формулировку «штрафы на распространителей ложной и недостоверной информации» может попадать сразу две статьи — одна из КоАП РФ и одна из УК РФ. Рассмотрим обе. Первая — 13.15. КоАП РФ «Злоупотребление свободой массовой информации». В ней штраф суммой до 400 тысяч рублей предполагается только за повторное распространение такой информации, которая:

— повлекла за собой «создание помех функционированию объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, объектов энергетики, промышленности или связи»;

— касалась обстоятельств, «представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, и (или) о принимаемых мерах по обеспечению безопасности населения и территорий, приемах и способах защиты от указанных обстоятельств»;

— повлекла за собой «смерть человека, причинение вреда здоровью человека или имуществу, массовое нарушение общественного порядка и (или) общественной безопасности, прекращение функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, объектов энергетики, промышленности или связи».

Обо всех этих аспектах применения журналист умалчивает.

Есть и вторая статья, попадающая под определение — 207.1 УК РФ — «Публичное распространение заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан». Она гласит: «Публичное распространение под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, и (или) о принимаемых мерах по обеспечению безопасности населения и территорий, приемах и способах защиты от указанных обстоятельств — наказывается штрафом в размере от трехсот тысяч до семисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до трех лет».

Указанный штраф в 400 тысяч рублей здесь не является ни верхней, ни нижней границей меры наказания, но входит в диапазон.

В обоих случаях, журналист упускает ключевой момент для применения этой практики. Преследованию подвергаются не те, кто распространяет ложную и недостоверную информацию, а только те, кто умышленно выдает недостоверную информацию за правдивую. Разница между тем, кто пересылает сообщение, не проверив его подлинность, и тем, кто придумывает «страшилку» и запускает ее для хайпа, заключается в наличие умысла. Так вот именно этой разницы в словах журналиста и не прозвучало. Глава комитета по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников делает особый акцент на наличии умысла: «Важно подчеркнуть, что речь идет о распространении заведомо недостоверной информации, то есть, когда лицо осознает недостоверность информации и, тем не менее, осуществляет ее распространение под видом достоверных сообщений».

Широта восприятия, логическая ошибка«а в Туркменистане и вовсе запрещены Instagram, Facebook и Whatsapp, поскольку фейковые новости распространяются в основном через соцсети» — журналист ставит в пример Туркменистан, находящийся на 179 месте (из 180 возможных) в Рейтинге свободы прессы. Логично, что на фоне тоталитарного государства все остальные страны будут выглядеть более демократично и адекватно. Социальную сеть Facebook Туркменистан запретил еще 2012 году, осенью того же года под блокировку попали и мессенджеры. А вот эпоха массового распространения фейков (она же эра пост-правды) началась значительно позже — только в 2016 году Оксфордский словарь заметил значительное использование этого термина. Так что хронологическая связка «поскольку» здесь абсолютно неуместна.

Ложь«самое суровое наказание действует в Германии, где не так давно были приняты поправки, по которым за распространение ложной информации издания могут наказать на 50 миллионов евро» — казахстанское издание Factcheck.kz ранее уже разбирало эту утверждение. Приведу лишь самое главное: «Во-первых, штрафы такого размера по закону в Германии касаются не изданий, а соцсетей. Во-вторых, сайты СМИ вообще не попадают под определение предмета данного закона.  В-третьих, допущена манипуляция, речь в упомянутом законе идёт в первую очередь о противодействии призывам к ненависти, антиконституционным организациям и оскорблениям частных лиц».

Ложь«при этом законопроект никак не притесняет свободу слова» — Factcheck.kg уже разбирал это утверждение, вот краткая суть анализа «законопроектом устанавливается государственная цензура информации в сети интернет, что влечет за собой грубое нарушение конституционных прав граждан на свободу слова и выражение мнения».

Подготовлено: Таша Соколова, редактор «Монитор Медиа»