Избранное Расследования

Хождение по мукам: как мы искали коррупцию в IT-тендере Соцфонда

19.05.2021

Хождение по мукам: как мы искали коррупцию в IT-тендере Соцфонда

Это расследование начиналось бодро: источник сообщил, что стоимость одной из IT-закупок Соцфонда КР была завышена в разы. Тогда мы еще не знали, в какое хождение по мукам превратится попытка доказать это.

В ноябре 2020 года пресс-служба ГКНБ бодро отрапортовала: задержан и водворен в изолятор временного содержания СИЗО ГКНБ бывший начальник аппарата Социального фонда Кыргызстана с инициалами А.Б. Из сообщения ведомства следует, что он вместе с подчиненными получал систематические поборы с руководителей территориальных подразделений ведомства. Кто такой загадочный А.Б., в ГКНБ не уточняли, однако аппарат Соцфонда на тот момент возглавлял Акылбек Байдылдаев.

Прошло несколько месяцев, и в марте 2021 года корреспондентка Factcheck.kg позвонила Байдылдаеву по поводу истории с одним из тендеров Соцфонда 2019 года: именно его подпись стоит под конкурсной документацией. Тот как ни в чем ни бывало взял трубку и даже ответил на вопросы. Правда, на все попытки уточнить подробности той закупки, он только повторял, что не работает в Соцфонде сейчас.

— Я сейчас не работаю в Соцфонде.

— Но на тот момент вы же работали?

— Не-не-не…

— Но ваша фамилия указана в тендерной документации.

— Я не работаю.

— Я понимаю, что вы сейчас не работаете, но на тот момент вы же работали, ваша фамилия там числится.

— Подождите, я же вам адрес дал, человека дал который все объяснит. Обратитесь к нему.

— Но вы же были там на тот момент.

— Девушка, я этим не занимаюсь. Хоть и работал, но я этим не занимаюсь.

— Вы это одобряли.

— Не я одобрял.

На этом разговор завершился. Впоследствии корреспондент Factcheck.kg пытался уточнить в ГКНБ, какая же мера пресечения была избрана в отношении Байдылдаева, что он может так свободно разговаривать с журналистами. Но там на все вопросы ответили: «Ведется следствие». Впоследствии мы несколько раз перезванивали ему, но он был то «занят», то жаловался на плохую связь.

Заниматься тендером 2019 года, детали которого мы хотели узнать у Байдылдаева, редакция стала после информации источника из Соцфонда. Он посоветовал обратить внимание на эту закупку, так как цена, по его мнению, могла быть завышена. Однако тогда мы еще не знали, что это расследование будет точь-в-точь похоже на разговор выше: мы будем подступаться к теме с разных сторон, но каждый раз история будет отбрасывать нас в исходную точку.

Что они закупили

В марте 2019 года Соцфонд объявил тендер на покупку услуги по расширению комплекса информационной безопасности ViPNet 4.х. и системы централизованного управления политиками информационной безопасности ViPNet Policy Manager.

Звучит сложновато, но если перевести с «айтишного» на русский, то система нужна для безопасной, зашифрованной и защищенной передачи данных между компьютерами сотрудников внутри Соцфонда. Благодаря ей, у ведомства появилась собственная закрытая сеть VPN (Virtual Private Network, или виртуальная частная сеть).

Тендер 2019 года — это лишь очередная закупка по линии информационной безопасности ViPNet 4.х. Соцфонда. Ведомство пользуется программным комплексом уже на протяжении как минимум пяти лет, потратив на него почти 80 млн сомов (1,55 млн долларов; здесь и далее указан курс на момент заключения контракта). 

В 2019 году Соцфонд закупил программный комплекс для 1291 компьютера, заплатив за это 14,1 млн тысяч сомов (примерно $200 тысяч).

Мы стали сравнивать эту закупку с другими тендерами на приобретение ПО VIPNet — Фондом социального страхования России и российским АО «Конструкторское бюро приборостроения».

Закупки делались в разные годы (2017 и 2021-й годы), но, на первый взгляд неспециалиста, цены были отличные. Хотя, с другой стороны, речь шла совсем о других компьютерных сетях и технических условиях. Не будучи айтишниками, мы обратились с нашими сомнениями к непосредственному заказчику — в Соцфонд.

Что говорят о цене в Соцфонде

Суть объяснения Соцфонда сводится к следующему: у производителя системы ViPNet — российской компании Infotecs — предусмотрена количественная скидка для тех, кто закупает больше рабочих станций. «В связи с этим цена на использование программного обеспечения на 1291 рабочих станций и на 99,9 тысяч рабочих будет отличаться существенно», — указали там, имея в виду разницу в цене для Соцфонда КР и Фонда социального страхования России.

А что по этому поводу думают те, кто отвечал за закупку в 2019 году?

Подпись под документацией, как мы уже говорили, поставил тогдашний начальник аппарата Соцфонда Акылбек Байдылдаев — тот самый, который был задержан ГКНБ осенью 2020 года за организацию системы поборов.

В единственном содержательном телефонном разговоре Байдылдаев посоветовал обратиться к другому чиновнику Соцфонда Улукбеку Самыйбекову, который на момент объявления тендера был начальником управления информационных систем ведомства. 

Самыйбеков был открыт в беседе, мил и приветлив. Его судьба сложилась лучше, чем у попавшего под уголовное преследование Байдылдаева: он в 2019 ушел в Государственную налоговую службу на должность заместителя председателя. Но спустя короткое время вернулся на работу в Соцфонд.

В разговоре с редакцией Самыйбеков рассказал, что по законодательству сначала делается мониторинг цен на конкретное количество товара. Получив примерную стоимость, в Соцфонде заложили деньги в бюджете и провели конкурс. 

«Мы запрашивали коммерческое предложение [у поставщиков] и тоже задали вопрос, откуда такое  ценообразование, но нам сказали «коммерческая тайна». […] Мы же не знаем, сколько это будет стоить в Кыргызстане, а в России закупить не получится. Мы запросили цены у трех-четырех компаний [каких именно он не уточнил], которые ранее этим занимались и уже по их примерным ценам объявили конкурс. К сожалению, они нам не сказали, как формировали цену», — рассказал экс-чиновник Соцфонда.

Через несколько часов после этого разговора он перезвонил корреспонденту Factcheck.kg и уточнил некоторые технические детали закупки. Во время разговора о ViPNet он вдруг заявил, что силовики сейчас проверяют ведомство.

«У нас сейчас [разговор проходил в феврале] как раз идет проверка, ГКНБ нас проверяет. Они проверяют всю систему и сказали, что в течение двух-трех месяцев дадут заключение. Мы сами написали им, чтобы они нас проверили. Они изъяли все наши документы. 

Из-за того, что в свое время чуть-чуть неполную информацию указали [детали тендера], вот такое сейчас происходит. В то время я работал начальником управления, это значит я не доглядел, это моя вина полностью. Я ответственности не боюсь в этом плане. Если выяснится обратное, крайним буду я по-любому, ответственности никто не возьмет за это. Получается, в документации я не указал полную картину. Но я могу с уверенность сказать тот факт, что 1291 компьютер мониторится [работают в безопасной сети], это 100%, это я гарантирую», — заключил чиновник.

Последним в этой цепочке звонков был еще один сотрудник Соцфонда того времени Кенжебек Киязов. Он возглавил управление информационных систем после ухода Самыйбекова. Но его позиция была краткой: он просто подписал документы, которые достались ему от предшественника.

«Документы до меня сформировали уже. Я только принимал работу. Сумму уже до меня [утвердил] тогдашний руководитель аппарата [Байдылдаев]», — заявил он.

Пройдя полный круг в разговоре с чиновниками Соцфонда, мы отправились к айтишникам.

Что говорят айтишники

Победителем тендера на расширение комплекса информационной безопасности ViPNet стала компания DOS TEK GROUP. Широкой общественности она известна тем, что предоставляет услуги покупки электронной цифровой подписи (ЭЦП) для предпринимателей и организаций.

Там вполне ожидаемо сказали, что не отвечают за ценообразование: какую цену заказчик установил — за такую сумму и работали. «В соответствии с условиями договора на предоставление работ и услуг компания выполнила обязательства в полном объеме», — говорится в ответе.

Чуть более разговорчив был технический специалист Иван Швыров, нанятый DOS TEK GROUP для выполнения данного заказа.

Швыров — специалист со стажем, соучредитель нескольких компаний по разработке программного обеспечения и предоставления услуг в области информационных технологий в Кыргызстане. Собеседник с легкостью пошел на диалог, когда журналист связался с ним по телефону. Беседа, в ходе которой Швыров доступно объяснил множество нюансов относительно установленного в Соцфонде ПО, продлилась около получаса.

По его словам, обычно софт от российских компаний продается в Кыргызстане с наценкой в 50%. К стоимости также добавляется 30-35% за установку ПО, техподдержка обходится в еще 30-35% сверху.

Однако для того, чтобы понять, была ли завышена цена или нет, нужно лезть глубоко в техническое задание. У нас таких знаний нет — значит, нужны IT-эксперты.

Но задача оказалась непростой: некоторые сначала вроде и соглашались встретиться, но потом отказывались. Один из них отказался даже от варианта, при котором его имя указано не будет: и в таком случае, убеждал он, для экспертной оценки IT-тендеров нужно получать «разрешение» от силовиков.

Наконец, мы нашли молодого программиста, который согласился детально разобрать закупку Соцфонда. Эта сфера ему отлично знакома — его фирма сама неоднократно участвовала в госзакупках. Но и он был готов говорить только анонимно, опасаясь претензий со стороны ГКНБ и других силовых структур.

Изучив тендерную документацию, предоставленную ему редакцией, специалист объяснил принцип работы этого конкретного ПО и подтвердил, что стоимость действительно могла быть завышена. Но добавил, что компания может делать любую наценку — главное, чтобы с этой стоимости был выплачен НДС. «Если он выплачен, то претензий никаких к реализатору быть не может», — говорит он.

Наш последний шанс

Последним шансом выяснить, была ли завышена стоимость закупки или нет, была российская компания Infotecs — производитель системы, закупленной Соцфондом.

Сначала редакция обратилась в Infotecs официально. Но там тут же логично перенаправили нас к одному из дистрибьюторов. Это предвещало новый поход по уже пройденному кругу, поэтому мы решили использовать старую журналистскую хитрость. И написали в Infotecs запрос от российской компании, принадлежащую знакомому одного из корреспондентов. По легенде, нам потребовалось точно такое же программное обеспечение, как и Соцфонду.

Там проверили, действительно ли такая компания существует, и переслали ценовой запрос одному из российских региональных дистрибьюторов. Началась долгая переписка, в ходе которой продавец честно признала, что «тема очень многосторонняя». «Охота подобрать решение, оптимальное по цене и нагрузке. Предоставленной информации очень мало для проработки решения», — заметила сотрудник дистрибьюторской компании по имени Татьяна.

От чего зависит конечная цена?

«В голове сети стоит ПО ViPNet Administrator, которое управляет узлами и политиками сети. Далее мы должны определиться, какие узлы будут в сети, все зависит от того, сколько и какое будет оборудование, какая нагрузка. Например, в офисе работают 20 ПК [персональных компьютеров], можно, конечно, купить 20 шт ViPNet Client на каждый ПК, но это будет тяжело в администрировании и экономически затратно, но тут еще есть момент по требованию ФСТЭК [Федеральная служба по техническому и экспортному контролю России], что на периметре Интернета должен быть именно ПАК [программно-аппаратный комплекс], а не ПО [программное обеспечение]», — писала, например, представитель дистрибьютора Татьяна.

На этом сложном айтишном сообщении мы остановились в наших блужданиях. И обратились к известному журналисту-расследователю, представителю Центра по исследованию коррупции и организованной преступности (Organized Crime and Corruption Reporting Project) по Центральной Азии Эльдияру Арыкбаеву.

Наш вопрос был простой — почему IT-тендеры так сложно расследовать?

«[Эти сложности] связаны с техническими спецификациями, потому что, конечно, не все журналисты и активисты, которые мониторят тендеры, они разбираются в этих тонкостях», — ответил эксперт.

«Для того, чтобы в этом разобраться необходимо привлекать независимых экспертов, чтобы они могли дать свою оценку. Но здесь опять же проблема в том, что эксперт эксперту рознь, и не всегда есть возможность этот софт или оборудование показать, чтобы он мог прокомментировать», — заметил Арыкбаев. Этим, по его словам, пользуются госорганы, чтобы манипулировать стоимостью тендера.

***

В начале мая мы позвонили Улукбеку Самыйбекову, чтобы узнать результаты проверки со стороны ГКНБ. За время расследования он вырос в должности — с начальника управления информационных систем до начальника аппарата Соцфонда.

Тот заявил, что проверка еще идет. А потом огорошил: историей с закупками системы ViPNet силовики не занимаются. Хотя несколькими месяцами ранее гордо рассказывал нашему зданию про проверку именно в контексте беседы про эту систему.

«Если это посмотрят, то хорошо, но изначально [проверяют] только кибербезопасность [защиту от внешних угроз]. А ViPNet только локальный, внутренний. Мы настаивали, говорили им, чтобы его тоже проверили. Но они нам не обещали, сказали «посмотрим вопрос»».

А пока в Соцфонде планируют новый тендер, связанный с системой VipNet. На этот раз на IT-аудит системы.

Расследование создано при поддержке проекта TRACK, реализуемого  представительством Интерньюс в Кыргызстане, и является независимой работой редакции. Мнения, высказанные в данном материале, не обязательно отражают позицию Интерньюс и его партнеров.