Избранное Расследования

Соцфонд ежегодно тратит десятки миллионов сомов на IT-закупки, которые стоят втрое дешевле

02.06.2021

Соцфонд ежегодно тратит десятки миллионов сомов на IT-закупки, которые стоят втрое дешевле

В 2019 году Социальный фонд Кыргызстана в своем бюджете заложил почти 31 млн сомов на приобретение товаров и услуг. Самой дорогой оказалась закупка программного  комплекса для 1 291 компьютера. За это из наших с вами отчислений Соцфонд заплатил более 14 млн сомов.

Эти дорогостоящие покупки Соцфонд делает ежегодно как минимум с 2015 года. Зачем и на что ведомство тратит такие огромные деньги? Мы попытались в этом разобраться. Редакция обратилась к пяти участникам последнего такого тендера  и каждый из них тыкал пальцем в другого. Но, обо всем по порядку. 

Что закупил Соцфонд?

В марте 2019 года Соцфонд объявил тендер на покупку программного обеспечения ViPNet Policy Manager — не самого известного или популярного. 

Мы обратились за разъяснениями к целому ряду айти-специалистов с огромным стажем работы. Но даже у них попытки разобраться в техническом задании к тендеру не увенчались успехом.

Известно только одно: ПО нужно для защиты передачи данных между компьютерами сотрудников и каждый год на это тратятся десятки миллионов сомов.

Всего за 5 лет на это потрачено наших с вами денег почти 80 млн сомов.

В чем коррупция?

Мы решили проверить последний тендер и вот почему:

Во-первых, стоимость двух лотов не совпадает с официальным прайс листом разработчика даже с учетом 100% накрутки местного продавца. 

Во-вторых, мы отыскали точно такую же закупку, сделанную одной российской компанией. Совпало все — и наименование товаров и даже количество лицензий почти одинаковое. Только для российской компании это обошлось в несколько раз дешевле.

С этими вопросами мы обратились в Соцфонд. В ведомстве ответили, что для российских покупателей цена оказалась ниже из-за количественной скидки. А с их тендером все в порядке. 

Далее мы отыскали трех чиновников, чьи подписи стоят на закупочных документах. У каждого из них нашлось оправдание. 

Учитесь, как грамотно перекладывать ответственность

Экс-глава аппарата Соцфонда Акылбек Байдыдаев ответил, что больше там не работает. Он находится под следствием за систематические поборы с руководителей районных подразделений. Аргумент о его подписи на документах тоже не сработал.

Улукбек Самыйбеков — на тот момент глава управления информационных систем — сослался на коммерческую тайну, по которой якобы поставщики не раскрыли им ценообразование. Также он точно не знает, сколько и какие лицензии установлены. Однако он абсолютно уверен, что ПО работает на всех компьютерах. Более того, Соцфонд упрашивал ГКНБ проверить их безопасность. Третий чиновник — Кенжебек Киязов — Оправдался тем, что все документы сформировали до него, а он их только подписал.  Он добавил, что сумму утверждал первый чиновник — Байдылдаев. Таким образом круг чиновников замкнулся.

Что говорит исполнитель

Без особого результата поговорив с  ними мы зашли с другой стороны и обратились к компании — победителю тендера — DOS TEK GROUP. Кыргызстанцам она известна тем, что предоставляет покупку электронной цифровой подписи для предпринимателей и организаций. 

Ответ звучал так: какую цену заказчик установил — за такую и работали. Все остальное — коммерческая тайна.

Последний к кому мы обратились, это производитель ПО — российская компания Infotecs. Но и там нас ждал неприятный ответ — обращайтесь к местному дистрибьютору.

Оказывается, проверки не будет

Недавно мы еще раз позвонили Улукбеку Самыйбекову, чтобы узнать итоги проверки ГКНБ. Его ответ поразил. Оказывается, Госкомитет даже близко не проверяет ViPNet Policy Manager. Проверка касается только внешней кибербезопасности Соцфонда. 

На просьбу предоставить хотя бы акт выполненных работ он ответил, что это финансовый документ и может быть выдан только через суд. Хотя в России и Казахстане документ является открытым. О чем все это говорит? О том, что система госзакупок в Кыргызстане устроена так, что чиновники могут покупать что угодно, у кого угодно, и за какие угодно деньги. А законодательство устроено так, что они полностью защищены от любых проверок журналистов и общественности.