Factcheck Избранное Расследования

“Боты не отдыхают”: цифровая “фабрика фейков” — революция на рынке политического пиара

01.08.2022

“Боты не отдыхают”: цифровая “фабрика фейков” — революция на рынке политического пиара

Для работы троллинговой фабрики в социальных сетях больше не нужно нанимать десятки студентов и блогеров, желающих подзаработать. Теперь для этого достаточно 15 обученных специалистов и порядка $350 тысяч. Журналисты выяснили, как в 2020 году «цифровая» фабрика троллей пыталась влиять на исход парламентских выборов в Кыргызстане.

В Кыргызстане проводилось уже далеко не одно журналистское расследование о фабриках троллей. Но журналисты Factcheck.kg пошли дальше и во время очередных парламентских выборов попытались устроиться на работу на такое «производство». Как выяснилось, это оказалось довольно сложно – человека «с улицы» на «фабрику» не взяли. Даже по знакомству, что удивительно для Кыргызстана. 

В итоге нам удалось найти источник, который рассказал о “внутренней кухне” одной из таких организаций. Он рассказал, что это очень маленькая фабрика из 6-7 человек, преимущественно девушек до 25 лет. Непосредственно с «кухни» этой фабрики даже удалось получить видео процесса работы двух сотрудниц.

Модель работы фабрики была примитивной – по пять рабочих фейковых аккаунтов на одного человека, с которых они писали комментарии и делились постами. Реальные аккаунты работниц этой фабрики удалось найти в Instagram. Типичные странички молодых девушек – фото на лыжах, селфи в зеркале, букеты цветов. При этом всем не больше 25 лет

Так и выглядит портрет среднестатистического «тролля», работающего на классической «фабрике», о которой много лет писали кыргызстанские медиа: молодые девушки и парни с невысоким доходом или вовсе еще студенты. Издание попыталось связаться с некоторыми работницами этой фабрики, но сообщения были проигнорированы.

«Мы не понимали, на что идем»  

Однако удалось поговорить с троллями, которые работали на другой «фабрике» значительно большего размера на последних президентских выборах. Договориться о живой встрече удалось только со второго раза, так как девушки сильно опасались и изначально готовы были общаться только онлайн и анонимно.

На встречу пришли две приятные девушки и в буквальном смысле начали беседу со слов: «Здравствуйте. Мы не понимали, на что мы идем».  

За разговором выяснилось, что обе пошли работать троллями исключительно из денежной мотивации, хотя душой были не за того кандидата, на которого трудились. Чем больше им приходилось заниматься «черным пиаром», тем меньше им это нравилось.

Фабрика, по их словам, состояла в основном из школьников и студентов, которые по цепочке звали своих друзей. Соискателей приглашали на собеседование, но не говорили, чем надо будет заниматься. И только после того, как принимали на работу, объясняли суть задач. В основном на «фабрике» трудились школьники 10-11 классов  и студенты, самому взрослому «троллю» было около 29 лет. Но были в команде и 15-20 опытных журналистов – так называемые кураторы. Всего группа насчитывала около 100 человек.

При этом четкого графика на «фабрике» не было: вышел на работу – получил деньги в конце 12-часовой «смены». Отработать нужно было с обеда до полуночи, а заработок за все время агитации составил примерно по 25 тысяч сомов. В офис ходить было не обязательно— коммуникация шла через мессенджеры.

Одна из собеседниц отметила, что до этой работы верила, что обильное количество комментариев в социальных сетях в поддержку фаворитов предвыборной гонки действительно пишут реальные люди, но, узнав кухню изнутри, стала сомневаться, что конкретные политики действительно имеют высокую поддержку

Цифровая «фабрика» нового поколения

Однако, после встречи со следующим собеседником, нам стало понятно: оффлайновые «фабрики» – это вчерашний день. Состоятельные партии или кандидаты теперь могут позволить себе автоматизированную фабрику с самоуничтожающимися фейками. 

Так сделала на парламентских выборах 2020 года одна из партий страны. Неофициально же только «фабрика троллей» обошлась ей в порядка $350 тысяч или 28 млн сомов (по курсу НБ КР на октябрь 2020 года).

Источник Factcheck.kg участвовал в создании имиджа партии в социальных сетях с помощью «фабрики» нового поколения и откровенно заявил, что ни у кого в Кыргызстане нет нормального представления о масштабах и инструментах современного троллинга. 

«У нас работало примерно 15 человек, обслуживающие цифровой софт. Это не наши люди даже были. То есть им все равно, что делать. У них нет [юридической, прим.ред] компании. Они даже не консолидированы, причем находятся в разных городах. Один пишет софт, другой техническое задание, третий — простой администратор», — начал свой рассказ собеседник

Команда, о которой идет речь, предложила услуги софта, генерирующего до 150 профилей в сутки. Боты самостоятельно писали комментарии, а через сутки аккаунты самоликвидировались, при этом сохраняя все написанные комментарии.

Собеседник рассказал, что программисты указывали в настройках софта российский регион «Якутия», собирали из интернета фотографии местных жителей, и «машина» генерировала порядка 150 профилей с этими изображениями и фальшивыми именами. Проработав сутки, профили исчезали, и на их место приходили новые.  

«Фактически найти первоисточник у вас никогда не было шансов. Потому что на следующий день вы заходите в этот профиль, а его не существует. Более того, система была полностью обучаема. Вначале бот писал примитивные команды [для комментирования] – «огонек», «класс», «нравится», а в конце выборов он уже выдавал полноценные тексты, которые не отличишь от того, написал их человек или машина», — объяснил собеседник.

Но софт не только мог самостоятельно писать комментарии, в процессе его обучения супервайзерами — членами команды, ответственными за ботоферму — он мог составить как «негативный», так и «позитивный» комментарий. Из 15 человек было трое, которые работали на контрпропаганду — то есть критиковали конкурентов, направляли машину «мочить» того-то. Единственная трудность, с которой столкнулись программисты цифровой «фабрики» – определение кыргызского языка. Но в итоге удалось справиться и с этим.

При этом плюсы такой фабрики колоссальные, пояснил собеседник. Не нужно содержать целый штаб людей и зависеть от него, платить за аренду офиса. Никаких забот, а задания при этом можно давать круглосуточно. Он добавил, что цена в $350 тысяч «нормальная, и таргетная [рекламная] кампания во столько и обходится». 

Еще одним интересным фактом стало то, что непосредственно из Кыргызстана был только «главный» из всей команды проекта. Он проводил переговоры и нес ответственность за всю работу. Остальные работники были не местными, но откуда именно, он не уточнил. 

Журналисты отметили, что рассчитывали услышать очередную историю про офлайн-фабрику и школьников, на что собеседник уточнил, что такие группы тоже использовались. Однако это была лишь инициатива кандидатов, которые приводили в штаб своих, друзей и знакомых — подзаработать. Плюс такой формат нравился самим кандидатам, когда они видели комментарии «о себе любимых» от живых и знакомых им людей.

«Но с точки зрения эффективности это «никак». Мы на них даже внимания не обращали, они там в своей кухне варились, и то, что они делали, видели только он и кандидат», — уточнил собеседник.

Тогда как в отличие от «навязанных» кандидатами троллей, софт и его команда работали круглосуточно, а за большие деньги можно было сказать «хотим вас и днем и ночью, и чтобы еще массаж сделали», заключил источник издания.

 

«Любой человек мог это сделать»  

Партия, которая использовала революционную “цифровую” ботоферму, — это «Мекеним Кыргызстан», утверждает источник. В предвыборный период она потратила на агитацию больше всех остальных партий – 142.5 млн сомов, но в итоге в парламент не попала из-за октябрьских событий в Кыргызстане, и сейчас о ней ничего не слышно. Не работает даже сайт “Мекенима”.

По этой причине журналисты обратились за комментариями к экс-кандидатам «Мекеним Кыргызстана». Одним из них был Мирлан Бакиров, который, к слову, сейчас возглавляет Фонд управления государственным имуществом КР, а на выборах 2020 года был №1 в списке партии и до сих пор числится ее директором в учредительных документах. Еще один звонок мы сделали Эльнуре Алкановой — кандидату из первой десятки, которая на момент агитации была пресс-секретарем партии.

В разговоре с редакцией Бакиров заявил, что такой информацией не владеет, так как «возглавлял партию и ездил по регионам, ознакамливал с программой и кандидатами».

Разговор с Эльнурой Алкановой был более продолжительным. Бывшая кандидатка сообщила, что каждый кандидат вел свой пиар самостоятельно и как ему было угодно с одним единственным требованием – не нарушать закон. Сама же она, по заверениям, против фейков и считает, что никакие боты не сумеют создать нужного мнения у избирателей

«Когда распространяешь информацию через фейки, только оставляешь след.  Журналисты начинают копать и мусолить негативную информацию. То есть ничего полезного и хорошего в этом нет. Я сама лично такое не поддерживала», — отметила она

В силу того, что в разговоре отсутствовала конкретика и собеседница не дала четкого ответа на вопрос, использовала ли партия цифровых ботов, журналисты уточнили его еще раз. Алканова ответила, что не может отвечать за других кандидатов. Но и говорить, что этого не было, тоже не может.

«Другие члены партии отвечали за определенные районы, но как они вели работу я не в курсе. Я туда пыталась не вмешиваться. […] Да, любой человек мог это сделать. Но я не могу говорить, что могли сделать и не могли. Я не видела, что они делали. Не видя, я не могу сказать, что они вытворяли, но также я не могу их защищать», — прокомментировала она

Что говорят эксперты

Использовать подобные системы для организации масштабной «фабрики троллей» вполне возможно, говорят опрошенные Factcheck.kg эксперты.

Топорный метод, когда привлекали много людей, уже устарел, подтвердил, например, директор Парка высоких технологий Кыргызстана Чубак Темиров. А «цифровая фабрика» — это вполне реальный следующий этап, уверен он.

«Я думаю, что небольшая команда до 10 человек может управлять 200-500 или даже большим количеством ботов. Потому что алгоритм один и тот же – задаются тренды на одну тематику, и боты начинают писать, в дальнейшем понемногу меняя направление», — рассказал он.

Темиров отметил, что в других странах ботофермы уже давно используются, но в Центральной Азии стали довольно популярными только в последние годы. Что касается стоимости такого удовольствия, по его данным, несколько лет назад в Беларуси и Украине 10 тысяч комментариев и 30 тысяч лайков в трех соцсетях стоили порядка $5-6 тысяч

«Сейчас, в век цифровых технологий, их стали использовать не в самой лучшей форме, но это хороший способ манипуляции. Распространяя информацию, можно с легкостью манипулировать сознанием людей и при этом не нужно нанимать целую команду людей, как в предыдущие времена», — добавил эксперт.

Он уверен: выгоды от цифровой фабрики действительно гораздо больше. Нужно только один раз разработать софт и нанять небольшую команду, не нужно арендовать офис и нанимать людей, которые не могут работать 24 часа в сутки. «Боты не отдыхают. Их использование эффективнее в сто, в тысячу раз», — заключил Чубак Темиров

На IT-рынке в Кыргызстане есть около 10 компаний, которые занимаются созданием ботов, говорит программист Бекназар Зиябидин уулу.

«Раньше чиновники перед выборами обращались к журналистам, а сейчас, поскольку развивается IT-отрасль, предпочтения отдаются [цифровым фабрикам]. Один бот может сделать работу за 1000 человек», — отмечает собеседник.

«Я считаю, что это наносит огромный урон, поскольку влияет на сознание людей. После чего они сами [по сути] становятся ботами, веря и распространяя фейковую информацию», — заключил собеседник.

***

«Мы работали, потому что были заинтересованы в деньгах. Но мне не нравилось то, чем мы занимались: мы зарабатывали, очерняя людей», — жалостливо рассказывала нам сотрудница одной из оффлайн-фабрик. Но, похоже, угрызения совести скоро станут не актуальны для тех, кто подрабатывает троллями на фабриках: у цифровых ботов совести нет.

Factcheck.kg – независимая онлайн платформа, основной целью которой является проверка и опровержение недостоверной информации, манипуляции и пропаганды. Уникальность проекта заключается в том, что Factcheck.kg является первым и единственным фактчекинговым ресурсом в Кыргызстане. С запуском онлайн платформы Factcheck.kg новый жанр журналистики как «фактчекинг» стал популярным и востребованным.