(Русский) Музыка и язык вражды в отношении женщин

Sorry, this entry is only available in Russian.

Музыка – одна из крупнейших сфер развлекательной индустрии, как и другие аспекты популярной культуры, оказывающая сильное влияние на наше восприятие окружающего мира, в том числе и на то, как мы воспринимаем гендерные роли.

Слушая различные песни, раз за разом повторяя слова за полюбившимися исполнителями, мы запоминаем композиции, делимся ими с окружающими, популяризируем и зачастую нормализуем сообщения, содержащиеся в текстах этих песен. И, хотя, искусство и принято считать несущим свет, не все песни даруют миру добро и принятие, а клипы часто транслируют не самые инклюзивные установки.

Музыкальная индустрия, как и многие другие отрасли креативной экономики — это зачастую мужской клуб, в котором распространяются патриархальные ценности, сексизм и мизогиния. Об этом часто говорят зарубежные и местные исполнительницы в своих интервью, и выражается это не только в отношении к участницам музыкального рынка, но и в самом музыкальном контенте.

Мизогиния – это ненависть в отношении женщин. Она может проявляться в различных формах, от унижения и насилия до пренебрежительного отношения и ограничения прав. Такое отношение следует из патриархальных установок. Даже если женщины делают что-то лучше, то на это, скорее, не обращают внимание и обесценивают, а иной раз открыто дискриминируют и унижают за то, что женщины высказывают свое мнение и пытаются отстоять личные границы. Женоненавистничество проявляется в обществе в виде сексизма, социальной изоляции, насилия в отношении женщин, принижения женщин и объективации. 

Поп-культура — феномен, с бешеной скоростью реагирующий на минимальные изменения и колебания в обществе. Музыкальный контент как инструмент часто используется в целях манипуляции. Его можно использовать во благо общества, консолидируя его, а можно с его помощью раскачивать скандалы, выражая угрозы, ненависть и унижение. Иными словами, использовать песни как язык вражды.

Язык вражды (риторика ненависти, hate speech) – это любой акт коммуникации, включая изображения, видео, песни, устный, письменный или поведенческий, который содержит агрессию, унижение или дискриминацию по отношению к человеку или группе просто на основании того, кем они являются

В авангарде поп-музыки стоит хип-хоп — жанр социально заряженный и созданный для того, чтобы пробуждать к ярким эмоциям, часто повествующий о тяжестях жизни и дискриминации уязвимых слоев. Агрессия — часть рэпа как жанра. Исследователи из университета Вашингтона Рональд Вайтцер и Чарис Кубрин проанализировали более четырехсот популярных треков в жанре рэп.  Они определили пять основных способов, при помощи которых проявляется женоненавистничество: оскорбления и унижения, сексуальная объективация, призывы к насилию, недоверие, В текстах используется ненормативная лексика, оскорбляющая женщин, уничижающая их достоинство.

При этом, по мнению исследователей именно в этом жанре сосредоточено больше всего ненависти и агрессии к женщинам. Мизогиния встречается и в других музыкальных жанрах, например, в танцевальных хитах и так называемой “попсе”, рок-хитах и можно даже уловить нотки сексизма в фольклоре или опере.

Для того, чтобы лучше представить, как проявляется мизогиния в популярных композициях, достаточно вспомнить старую композицию “Ну что ж ты страшная такая” в исполнении Андрея Алексина. Не нужно искать скрытых смыслов, название говорит само за себя, впрочем, как и текст песни, прямо повествующий о том, что женщина, которой посвящена данная композиция, не подпадает под представления автора о стандартах красоты.

Подобные проявления языка вражды укореняют стереотипы о красоте и о провоцируют буллинг. Буллинг, в данном случае даже шуточные напевания фразы “Ну что ж ты страшная такая” несут за собой нормализацию оценки и высмеивания внешности женщин и приводит к еще большей гендерной дискриминации, не говоря уже о том стрессе, которому подвергаются индивидуумы, ставшие объектом буллинга по внешним признакам. Конечно же, жертвами буллинга могут стать не только женщины, но к внешности женщин в патриархальном обществе гораздо больше претензий, чем к внешности мужчин, что в долгосрочном результате приводит к различным комплексам и расстройствам, заставляет женщин тратить больше времени и денег на соответствие гендерным стереотипам и так называемым стандартам красоты и, возможно, мешает им свободно реализовываться без оглядки на мнение окружающих.

Анализ интернет-чарта за сентябрь-октябрь 2023 года, показал, что мизогиния, в том числе и внутренняя, присутствует в каждой третьей песне. Вне зависимости от жанра. Хотя основной темой большинства этих песен остается любовь, ряд исполнителей и исполнительниц рассказывает о ней, унижая женщин.

Говоря об исполнительницах, мизогиния не обошла и женщин, некоторые из популярных авторов-женщин склонны к внутренней или усвоенной мизогинии. Это ситуация, когда женщины принижают свою значимость. Такая мизогиния может проявляться множеством способов: мизогинная лексика, сексистские шутки, поддержка стереотипов о женщинах, одобрение насилия по отношению к женщинам, противопоставление себя другим женщинам, отказ от дружбы с женщинами – все это признаки внутренней мизогинии.

Главная причина – женщины с рождения впитывают женоненавистнические установки, которые транслирует общество, в том числе и через культуру. Многие сказки, фильмы и книги, статьи в СМИ или слова политиков и общественных деятелей методично навязывают подобное отношение к женщине.

Песня “Шкура” исполнительниц Клава Кока и Мэри Креймбери – яркий пример проявления внутренней мизогинии в музыке, песня  рассказывает о переживаниях исполнительницы по поводу измены любимого мужчины, но не смотря на то, что субъектом, то есть лицом, по собственной воле принявшим решение изменить, является совершеннолетний человек, авторы композиции не упускают возможности обесценить другую женщину, назвать её оскорбительным словом, тем самым унижая достоинство этой гипотетической женщины, и тем самым нормализуя данное оскорбление в адрес других женщин.

От языка вражды к ненасильственной коммуникации

Одним из способов преодоления языка вражды, недопущения его вредного воздействия на общество является обучение ненасильственной коммуникации. Ее основу составляет принцип совместной попытки правильно определить и удовлетворить потребности сторон.

Вместе с популяризацией феминизма в обществе, женщинам стало проще говорить о своих проблемах. Это касается и музыки.

Не все исполнительницы согласны с текущим положением вещей. Поэтому все чаще они заявляют в песнях о том, что они пережили буллинг и домашнее насилие, принимают свое тело и хотят, чтобы женщины чувствовали свою силу.

Начавшаяся в 2010-х четвертая волна феминизма привлекла внимание к проблемам сексизма, слатшейминга, бодишейминга, домогательств и неуважительному отношению к женщинам в различных профессиональных сферах.

Новые идеи нашли отражение в искусстве, музыке, кинематографе, литературе благодаря движению #Metoo и работе фемактивисток. Маскулинный миф в музыке о том, что “крутость” определяется отношением к женщинам постепенно развенчивается.

Многие исполнительницы оказывают поддержку другим женщинам и через свои песни призывают ценить себя и избавляться от вредных стереотипов, эмансипируют и популяризируют идею взаимоподдержки и сестринства. Одним из примеров таких хитов стала популярная композиция американской авторки JAX “Victoria’s Secret”, в которой певица обращается в девочке-подростку и рассказывает о вреде стандартов красоты и собственных комплексах, с которыми она росла из-за навязывания этих стандартов корпорациями, она призывает девочку не поддаваться стереотипам о красоте и любить свое тело таким, какое оно есть.

Также хорошим примером борьбы с мизогинией через музыку можно назвать композицию Devon Cole “W.I.T.C.H. (Woman in total control of herself – Женщина, контролирующая свою жизнь)”, в песне исполнительница развеивает мизогинное представление о ведьмах из сказок, поясняя, что женщины, берущие контроль над своей жизнью вовсе не должны демонизироваться, а скорее становиться образцом для других женщин.

Очень важно помнить о том, что, распространяя враждебные установки через популярную культуру мы усугубляем неравенство, дискриминацию и укрепляем стереотипы.